Позитивная магия, или колдовство 2 глава

Истолкование Фрэзера, будучи подвержено воздействию современных ему эволюционных и психических теорий, поглотило в себя и ряд недочетов методологического нрава, обычных для тех пор. Фрэзер полагался в собственных исследовательских работах на то, что было понятно как «сравнительный метод». Как досадно бы это не звучало, это не означало убеждения, что хоть какое Позитивная магия, или колдовство 2 глава научное обобщение должно основываться на сравнительном исследовании подобных явлений, — убеждения, соответствующего для мно­гих людей науки и представляющего из себя один из главных мето­дологических принципов их деятельности, — это означало только спе­цифический метод сопоставления явлений, обширно всераспространенный посреди антропологов конца XIX в. Этот метод заключался в привле­чении Позитивная магия, или колдовство 2 глава большой массы материала, неоднородной и нередко неважной по качеству, и в следующем отборе из нее всего, что смотрелось типологически сопоставимым. Опасность данной процедуры состояла в том, что отбор фактов выполнялся на аспектах простого сходства меж явлениями — почти всегда довольно было обнарркить одну-единственную общую черту, и расхождения других черт просто игнорировались Позитивная магия, или колдовство 2 глава. Таковой способ научного анализа может быть полностью применим, если конечные вы­воды ограничиваются одной абстрагированной чертой и ученый не пускается в предстоящее рассуждение о том, что сходство меж явле­ниями, обнаруженное при анализе одной этой черты, показывает на сходство меж данными явлениями и во всех других характе­ристиках, которые Позитивная магия, или колдовство 2 глава не изучались в сопоставлении Когда мы имеем дело с соц фактами, ситуация становится еще больше сложной, по­скольку социальные факты определяются системой их взаимоотноше­ний вместе — нам следует держать в голове, что, если они рассматри­ваются абстрактно, вне контекста их общественного окружения, мы не можем завлекать их Позитивная магия, или колдовство 2 глава к сопоставлению как целостные единицы, а можем ассоциировать только по ограниченному ряду признаков. При помощи сравнительного способа Фрэзер удачно показал, что идеологические базы магии покоятся на базовых законах мыш­ления, ибо этот способ отдал ему возможность выделить и изолирован­но разглядеть понятийные ассоциации, присутствовавшие в огром­ном числе волшебных обрядов Позитивная магия, или колдовство 2 глава, а потом сопоставить их вместе как примеры простых представлений, являющихся собственного рода сырьем для людского мышления. Но когда прямо за этим Фрэзер перебежал к поиску сходства меж мистикой и наукой только на том основании, что в голове ученого и в голове колдуна протекают одина­ковые процессы формирования Позитивная магия, или колдовство 2 глава мысли (чувство, абстрагирование, сопоставление), он допустил очевидное злоупотребление исследовательским способом Из того факта, что мистика и наука основаны на элементар­ных процессах мышления, совсем не следует, что меж практиче­скими приемами магии и науки, так же как и меж волшебным и научным образом мышления, существует действительное сходство. Оплошность рода pars Позитивная магия, или колдовство 2 глава pro toto6 можно усмотреть и в другом аргу­менте Фрэзера, а конкретно в его резоне, что мистика и наука сходны уже в силу 1-го того происшествия, что и та и другая не обра­щают никакого внимания на сверхъестественные силы. Этот резон равносилен рассуждению, что если X * У и вкупе Позитивная магия, или колдовство 2 глава с тем Z * Y, то, как следует, X = Z А поэтому мое общее заключение таково: теории Фрэзера о сходстве магии и науки и об их исторических стадиях не подтверждаются ни достоверными фактами, ни логикой и имеют малую эвристическую ценность; они сформулированы таким макаром, что их тяжело облечь в Позитивная магия, или колдовство 2 глава научную форму, и вследствие этого быстрее затрудняют, чем упрощают научный поиск По правде, бесполез­но пробовать разрешить препядствия, которые ставит Фрэзер. Тому, кто захотит сделать поистине научное исследование, придется сфор­мулировать данные трудности поновой.

Имеет ли какую-то ценность общая догадка Тайлора—Фрэзера о магии как об неверной ассоциации Позитивная магия, или колдовство 2 глава понятий? Начнем с того, что мы можем различить два постулата, вытекающих из этой догадки.

1. В действиях и языке магии можно распознать функционирова­ние ряда простых законов мышления. Ассоциации, связываю­щие обряд с его целью, так незамысловаты, что они кажутся просто явными для нас, современников, ушедших далековато от того состояния культуры Позитивная магия, или колдовство 2 глава, при котором процветает мистика. Данные ассо­циации покоятся на восприятии расположения предметов относи­тельно друг дружку, также их сходства.

2. Для нас данные ассоциации всего только зафиксированные в памяти воспоминания о свойствах вещей, которые связаны некоторым безупречным образом в нашем сознании. Первобытный человек оши­бочно воспринимает эту интеллектуальную безупречную связь Позитивная магия, или колдовство 2 глава за реальную связь явлений в окружающем его мире Исходя из убеждений процесса восприя­тия и сопоставления чувств мы и первобытные люди мыслим оди­наково. Но первобытный человек опережает нас в другом мыс­лительном процессе: он считает, что, раз вещи ассоциативно связа­ны в его памяти, они должны быть Позитивная магия, или колдовство 2 глава связаны и на самом деле Так как вещи обнаруживают сходство, они должны повлиять друг на друга, ибо их скрепляет невидимая связь.

1-ый постулат может быть принят без тени солшения. Он был верно сформулирован Тайлором и отлично проиллюстрирован Фрэзером Мы полностью можем взять в долг терминологию «Золо­той ветви» и начать рассуждать Позитивная магия, или колдовство 2 глава о гомеопатической и контактной магии. Но поражает то, что на этом анализ Фрэзера как такой останавливается. Заявить, что волшебное мышление лежит на вос­приятии расположения предметов относительно друг дружку и их сходства, — не означает сказать сильно много. Ведь эти процессы — эле­ментарные процессы людского мышления, а мистика — дело Позитивная магия, или колдовство 2 глава рук человечьих Фрэзер мог бы провести более глубочайший анализ, если б он, к примеру, направил внимание на специальные характеристики пред­метов, ассоциативно связанных в понятийных категориях магии. Так, ассоциацию золота с желтухой определяет цветовое свойство. Мыслительные ассоциации, воплощенные в волшебных представле­ниях, как следует, могут быть разбиты на элементы еще Позитивная магия, или колдовство 2 глава больше обыкновенные, чем фрэзеровские законы подобия и контакта Они могут быть разбиты на простые типы сознательных чувств и на опосредованные ими воспоминания и понятия. Соответственно может быть показано, на каких конкретно абстракциях лежит то либо другое волшебное действо — на абстракциях, относящихся к зрению, слуху, чутью, осязанию либо вкусу Позитивная магия, или колдовство 2 глава. Дальше, если в волшебном действе задействован камень, то какое из его параметров отвечает за ассоциа­тивную связь: размер, цвет, твердость, температура либо вес? Магиче­ские ассоциации, стало быть, можно разбить на последующие элемен­тарные понятия о физическом размере, положении в пространстве либо во времени и тд. Фрэзер мог Позитивная магия, или колдовство 2 глава бы попробовать показать, подобно Турнвальду7, что в сложных обрядовых действах отдельный элемент нередко символизирует существо всего процесса Он мог бы взяться и за другую, более сложную задачку и попытаться узнать, проявляют­ся ли те либо другие понятийные ассоциации за пределами волшебных ритуалов, в других культурных ситуациях, закрепляются ли они бо­лее Позитивная магия, или колдовство 2 глава либо наименее крепко в языке. Связаны ли золото и желтуха исключительно в контексте терапевтического волшебного обряда греческих земле­дельцев либо ассоциация продолжает иметь силу и за пределами этой ситуации? Примером понятийной ассоциации, закрепленной в язы­ке, может служить элефантиаз, либо слоновая болезнь. Говоря об этой заболевания, мы безизбежно Позитивная магия, или колдовство 2 глава воскрешаем в уме образ животного. У азанде существует такая же ассоциация, крепко закрепленная в языке и не ограниченная ритуалами, в каких данная болезнь лечится при помощи слоновой кости. В конце концов, следует задаться и вопросом о том, всегда ли волшебные понятия о свойствах вещей обоснованы частностями культурного восприятия явлений Позитивная магия, или колдовство 2 глава (цвета и т.д.); может быть, они объяс­няются какими-то другими причинами.

2-ой постулат представляет собой бесспорное заблуждение и иллюстрирует только слепые рискованные метания от объективно­го общественного поведения к личным психическим про­цессам — метания, настолько соответствующие для интеллектуальных упражнений антропологии. Сущность аргументации Фрэзера состоит в следующем- греческому землепашцу Позитивная магия, или колдовство 2 глава представляется, что золото и симптомы жел­тухи идентичны по цвету; а так как идентичные вещи могут повлиять друг на друга, то золото может излечить желтуху, будучи использовано согласно определенным правилам. Я бы перефразировал данный до­вод: золото и желтуха вызывают однообразное чувство цвета, и куль­турное проявление данного сходства Позитивная магия, или колдовство 2 глава заключается в появлении ассоциативной связи меж золотом и желтухой в волшебной дея­тельности. Часть такового резона вызывает у меня возражения. Фрэзер нередко припоминает нам, что в первобытном сознании схожее по­рождает для себя схожее, а вещи, в один прекрасный момент соприкасавшиеся, остают­ся связанными навечно, т.е. остаются, мы могли Позитивная магия, или колдовство 2 глава бы добавить, свя­занными только в памяти и интеллектуальных впечатлениях. Нам сообщается, что, исходя из убеждений колдуна, «любого результата можно достигнуть средством имитативных действий» и что «ошибка гомео­патической магии состоит в допущении, что похожие вещи являют­ся идентичными».

1-ое замечание, которое можно высказать в адресок позиции Фрэзера Позитивная магия, или колдовство 2 глава, состоит в том, что почти всегда читателю нереально осознать, что конкретно желает сказать Фрэзер в заявлениях такового рода, потому что он всегда ссылается на вещи, которые являются предметом «имплицитных верований» либо «подспудных представлений». Верования и представления имеют нрав объек­тивных суждений, сознательных процессов мышления, в каких точка соприкосновения меж 2-мя Позитивная магия, или колдовство 2 глава ассоциируемыми видами так либо по другому распознается человеком. Кроме этого терминологиче­ского тумана, зависающего над всем ходом дискуссии и затемняю­щего все вопросы предостаточным образом, мы сталкиваемся с без­надежной неурядицей психических и социологических заморочек, в какой психические концепции используются там, где они наименее всего уместны. Если Позитивная магия, или колдовство 2 глава мы желаем пробраться через данный ла­биринт смутных обобщений, нам по последней мере следует придер­живаться ясности в постановке заморочек Чувства, интеллектуальное абстрагирование, сравнение абстрактных понятий — это психо­логические процессы, идиентично соответствующие для всех людей, и они не должны заинтересовывать нас как «психологические факты» при со­циологическом исследовании магии Позитивная магия, или колдовство 2 глава. Нас не должен как такой занимать и вопрос о том, почему волшебное ассоциативное мышление пола­гается на понятия о сходстве и обоюдном расположении. По правде, не полагаться на данные понятия оно просто не может. Вопрос, который должен заинтересовывать нас сначала, имеет отно­шение к соц значению, либо социальной Позитивная магия, или колдовство 2 глава ценности, которой наделяются предметы зависимо от их предполагаемых параметров. Эта ценность может иметь чисто эмпирический нрав, т.е. пред­меты могут наделяться теми качествами, которыми они беспристрастно располагают, и потому получать то либо другое ути­литарное значение. К примеру, камень, наделяемый свойством проч­ности, обычно приобретает значение рабочего инструмента С Позитивная магия, или колдовство 2 глава другой стороны, такая ценность может иметь магический нрав и ве­щи могут наделяться качествами, которыми они в реальности не владеют, т.е качествами, которые не обусловливаются сенсор­ным восприятием Тот же камень может считаться, к примеру, оби­талищем духовного существа и соответственно применяться в том либо ином волшебном ритуале. Возьмем другой Позитивная магия, или колдовство 2 глава' пример. Восприятие цветового сходства (в случае золота и желтухи) — это психологиче­ский факт, требующий психического разъяснения. Но конкретное воплощение этого восприятия в определенных приемах социальной деятельности — это уже социологический факт, который просит со­циологического разъяснения. Наша задачка не разъяснять чувства, вызываемые у человека физическими свойствами объекта, а объяс­нять Позитивная магия, или колдовство 2 глава то, какими свойствами сам человек наделяет данный объект. Дюркгейм справедливо критиковал Тайлора и Фрэзера за их подход к разъяснению соц фактов исходя из убеждений персональной психологик Ведь если данный подход предполагает то, что социаль­ный образ мышления может бьггь объяснен исходя из убеждений психо­физиологического функционирования мозга индивидума, он Позитивная магия, или колдовство 2 глава абсурден уже поэтому, что соц образ мышления беспристрастно сущест­вует до того, как индивидум рождается на свет, — он приобретается индивидумом как часть общего общественного наследства и проявляется даже в тех случаях, когда идет речь о процессах личного восприятия либо личных чувствах. Если же он подразу­мевает то Позитивная магия, или колдовство 2 глава, что соц образ мышления может быть объяснен сутью мышления того либо другого индивидума, то такое толкова­ние, непременно, вообщем не может претендовать на роль научного разъяснения.

Даже простые мыслительные ассоциации (если только это не хаотичные мимолетные образы) являются продуктом языка, его общественного потребления, знакомства с техническими приемами магии и тд Позитивная магия, или колдовство 2 глава. Вот поэтому в психических тестах на ассоциа­тивное мышление находится так не много свободных ассоциаций и большая часть ответов, обычно, оказываются однотипными. То, что греческий землепашец лицезреет сходство меж цветом золота и цветом симптомов желтухи, само по себе логично. Вопрос в том, почему он ассоциативно связывает эти две вещи Позитивная магия, или колдовство 2 глава воедино в волшебном обряде, но никак не соотносит их в других ситуациях. Почему он проводит мыслительную ассоциацию конкретно меж этими вещами, а, скажем, не другими предметами такого же цвета? В конце концов, мы никогда не станем проводить связь меж зо­лотом и желтухой — почему же это приходит в голову греческому Позитивная магия, или колдовство 2 глава землепашцу? Навязывается, естественно, обоснованный ответ: это при­ходит ему в голову поэтому, что, учась гласить и вести себя подобно другим членам собственного общества, он безизбежно впитывает данное культурное познание. Но все равно остаются вопросы: каким образом он может проводить схожую мыслительную ассоциацию в одних ситуациях и не Позитивная магия, или колдовство 2 глава проводить ее в других либо почему он связывает ле­чение желтухи конкретно с золотом, а не с другим предметом желтоватого цвета? Для того чтоб ответить на их, нужно изучить целый ряд вопросов. Мы должны попробовать узнать, есть ли в рассматриваемой культуре другие предметы, которые могли бы удовлетворить цветовым требованиям и остальным Позитивная магия, или колдовство 2 глава условиям магиче­ского ритуала вровень с золотом Нам следует выяснить, какое социаль­ное значение придается золоту в других ситуациях, также нет ли в рассматриваемой культуре свидетельств, указывающих на то, что ассоциация золота с желтухой является заимствованием, т.е. чертой, перенятой у примыкающих народов. Мы можем задаться и Позитивная магия, или колдовство 2 глава обилием других вопросов.

Вывод, который мне охото выделить, заключается в том, что ма­гические ассоциации ситуативны. Они важны для социологического исследования поэтому, что они имеют нрав соц, а не психических фактов. Конкретно соц ситуация наделяет их определенным значением и позволяет им обрести личное выраже­ние в той либо другой Позитивная магия, или колдовство 2 глава культурной форме. Золото и желтуха обретают культурно выраженную связь в жизни индивидума, так как они задействованы в ситуации волшебного обряда Мы не должны рас­суждать последующим образом- греческий землепашец замечает цве­товое сходство меж золотом и симптомами желтухи и прихо­дит к выводу, что золотом можно излечить желтуху. Быстрее Позитивная магия, или колдовство 2 глава, мы должны рассуждать так: из-за того, что золотом вылечивают жел­туху, цветовая ассоциация меж золотом и желтухой закрепляет­ся в сознании греческого землепашца. Уместно даже задать вопрос как значимо цветовое соответствие для исполнителя магиче­ского ритуала и в какой мере он вообщем осознаёт наличие цветового сходства, ассоциируя Позитивная магия, или колдовство 2 глава меж собой золото и желтуху?

Ни один первобытный человек не склонен считать, что все пред­меты, владеющие схожими размером, цветом, весом либо тем­пературой, должны находиться в магической связи и могут непо­средственно повлиять друг на друга Если б человек всегда неверно воспринимал безупречную связь за реальную и путал субъек Позитивная магия, или колдовство 2 глава­тивные представления с беспристрастным опытом, его жизнь была бы погружена в хаос Это психический нонсенс Ведь по правде, почему первобытные люди только время от времени, а совсем не во всех случаях проводят ассоциации меж определенными явлениями? Почему исключительно в неких обществах люди проводят подобные ассоциа­ции, а далековато Позитивная магия, или колдовство 2 глава не во всех, находящихся на однотипном уровне куль­турного развития? Ответ на эти вопросы может быть получен уже из 1-го только исследования культурной ситуации, в какой наблюдает­ся та либо другая ассоциативная связь. Мы сразу выясним, что ассоциативная связь имеет не общий, но личный нрав, специ­фически ограниченный определенным кругом Позитивная магия, или колдовство 2 глава явлений. Камешки и солнце не связаны универсальной ассоциацией, они ассоциируются исключительно в определенной ситуации, подразумевающей, что камешки, поло­женные меж ветвями деревьев, могут на время задержать закат солнца Мыслительная ассоциация вступает в силу только с началом проведения обряда Более того, в магическое взаимоотношение с солнцем не вовлекаются все камешки — человек наделяет Позитивная магия, или колдовство 2 глава ритуальным значением несколько определенных камешков, которые сохраняют это значение только на время проведения обряда Случаем разбрызгивая воду, первобытный человек совсем не задумывается, что этим действием он может вызвать дождик. Идея о дождике появляется у него только тогда, когда он прыскает водой в процессе специального обряда. Следователь­но, никакой Позитивная магия, или колдовство 2 глава «ошибочной» ассоциации мыслях тут нет. Ассоциация меж определенным свойством, наблюдаемым в одной вещи, и похожим свойством, наблюдаемым в другой вещи, представляет собой универсальное явление. Она не нарушает никаких законов логики, так как является продуктом психического процесса, лежащего за пределами таких законов. Об «ошибке» можно было бы гласить в Позитивная магия, или колдовство 2 глава этом случае, если б первобытный человек считал, что объекты способны повлиять друг на друга на расстоянии из-за их внеш­него сходства и что хоть какое явление можно вызвать, подражая ему. Но первобытный человек не делает таковой ошибки. Он считает, что определенные ритуалы приводят к определенным результатам Гомеопатические и Позитивная магия, или колдовство 2 глава мимические элементы отражают только специ­фический образ деяния, указывающий на цель обряда Конечный итог во всех случаях достигается конкретно совершением самого обряда, т.е. выполнением определенных движений, произнесением определенных слов и проведением иных предписанных действий. Первобытный человек не гласит «Все явления, которым я подра­жаю, должны произойти; потому, если Позитивная магия, или колдовство 2 глава я разбрызгаю воду, пойдет дождь». Он гласит: «В данное время года должен быть дождик, но его нет; потому колдун должен провести обряд, чтоб дождик свалился на землю и выручил посевы». Почему для ритуалов так нередко бывает ха­рактерна конкретно мимическая форма — психическая неувязка, в рассуждения о которой мы Позитивная магия, или колдовство 2 глава на данный момент вдаваться не будем.

В данном очерке я подверг Фрэзера грозной критике, но я желаю воздать подабающее его труду. «Золотая ветвь» — книжка, нужная для знакомства всем, кто занимается исследованием людского мышления. Научная честность ее создателя может слркить залогом убежденности в том, что, читая ее, мы пьем из кристально Позитивная магия, или колдовство 2 глава незапятнанного источника Сочинения Фрэзера всегда были и продолжают быть стимулом для ученых — каждый критичный отзыв слркит этому доказательством Но нам не следует останавливаться на данном признании. Нам следует взять здравые идеи, заложенные Фрэзером, и использовать их в наших соб­ственных теориях магии, если мы желаем, чтоб эти теории отвечали требованиям Позитивная магия, или колдовство 2 глава научной критики. По сути мы рке находим при­менение многим из этих мыслях. Я желаю коротко перечислить их, опуская те идеи, которые мы раскритиковали как неверные в процессе нашего обширного рассуждения. Вот то, что заслркивает внимания:

1. Разъяснение (проведенное еще Тайлором) вариантов магии исходя из убеждений вероятных типов культурного развития Позитивная магия, или колдовство 2 глава, характери­зующих определенные формы общественного поведения.

2. Анализ (также проведенный еще Тайлором) устройств, ко­торые принуждают первобытных людей веровать в магию и поддержи­вают эту веру.

3. Резонное предположение о том, что функции колдуна и функции политического вождя нередко соединяются в одном лице.

4. Формальное разделение системы ритуальных верований на ре­лигию Позитивная магия, или колдовство 2 глава и магию по аспектам наличия либо отсутствия веры в сверхъ­естественное и сопутствующего культа. Такое разделение, намечен­ное в общих чертах Тайлором и принятое Фрэзером, можно считать допустимым с терминологической точки зрения. На пробы отде­лить абстрактную сферу магии от абстрактной сферы религии уче­ными было затрачено столько Позитивная магия, или колдовство 2 глава времени и труда, что я считаю необходимым наполшить последующее: социология занимается исследованием социаль­ного поведения и старается отграничить один тип общественного по­ведения от другою. Имеет ли рассматриваемый тип общественного поведения одно заглавие либо другое — предмет маленького инте­реса для социолога. Принципиально только то, чтоб все исследователи, рабо­тающие в Позитивная магия, или колдовство 2 глава одной и той же области, пришли к соглашению о том, какое значение они вкладывают в ключевики, такие, как «магия» либо «религия». Вобщем, конкретное значение определений «магия» и «религия» должно определяться конкретно исходя из убеждений соответст­вующего типа общественного поведения. Наша цель — рассуждение не о отношениях абстракций в Позитивная магия, или колдовство 2 глава культурном вакууме, а о взаи­моотношениях меж волшебным и религиозным типом поведения в определенных культурах. Религия была определена Тайлором и Фрэзером еще более четко, чем мистика, но с сутью их общего раз­граничения соглашались многие ученые (например, Риверс), так что оно полностью может стать отправной точкой насыщенного иссле­дования.

5. Разделение Позитивная магия, или колдовство 2 глава магии на «гомеопатическую» и «контактную», явившееся шагом вперед по сопоставлению с интерпретацией Тайлора Данное разделение также может стать основой для предстоящего анализа символики магии.

ДЮРКГЕЙМ (1858-1917)

Посреди работ, оказавших главное воздействие на формирова­ние антропологической мысли в Англии, непременно, были сочинения Эмиля Дюркгейма, работавшего поначалу педагогом соц наук в Позитивная магия, или колдовство 2 глава Бордо, а потом педагогом социологии и пе­дагогики в Париже. Дюркгейм был воспитан на традициях, заложен­ных во Франции Монтескье и Контом и продолженных философа­ми Бутру и Ренувье, также историком Фюстелем де Куланжем1, но в ранешний период творчества на него оказали огромное воздействие идеи Герберта Спенсера, что в особенности Позитивная магия, или колдовство 2 глава разумеется в книжке Дюркгейма «О разделении публичного труда» (Durkheim 1893). Следует на­помнить, что, как и любой из нас, Дюркгейм был отпрыском собственного времени — он был французом эры Третьей Республики. Франция проходила через полосу превратностей, и патриотически настроен­ные граждане остро ощущали нужду в восстановлении духа цивилизации. Ключевое значение в то Позитивная магия, или колдовство 2 глава время игрались идеи и эталоны демократии (в какой многие, а именно, усматривали эталоны социализма), гражданственности и невмешательства религии в публичное управ­ление, также положительной науки. Дюркгейм очень интенсивно участ­вовал в публичной жизни, в особенности в тяжелое время Первой мировой войны. Любопытно отметить и тот факт, что Позитивная магия, или колдовство 2 глава он происходил из семьи раввина2.

В данном очерке я желаю сосредоточить внимание на теории про­исхождения религии, изложенной Дюркгеймом в книжке «Элемен­тарные формы религиозной жизни» (Durkheim 1912), и постарать­ся указать на ряд суровых недочетов, отличающих эту теорию с антропологической точки зрения.

Дюркгейм желал добраться до сущности происхождения религии — его не Позитивная магия, или колдовство 2 глава удовлетворял вывод анимистической теории Тайлора, что ре­лигия была всего только иллюзией; также он считал неприемлемой на­туралистическую теорию Мюллера и других. Религиозные представ­ления, считал Дюркгейм, должны соответствовать чему-то реально существующему. Под «реально существующим» он, естественно, подра­зумевал не те предметы, которым поклонялись верующие (боги, духи, призраки, души Позитивная магия, или колдовство 2 глава ушедших и тд.), а нечто беспристрастно присутствую­щее в обществе, его отдельных секторах либо его отдельных пред­ставителях, т.е. нечто реальное, но символически выраженное в обра­зе измышленных богов, духов и тд. По мысли Дюркгейма, религию в ее более простой форме, а конкретно тотемизме, можно бы Позитивная магия, или колдовство 2 глава­ло следить на примере туземцев центральных районов Австра­лии — 1-го из самых простых народов, узнаваемых нам Тоте- мические фигуры священны, гласит Дюркгейм, но сама мысль их священности является вторичной по отношению к определенному стилистическому виду тотемической фигуры, вырезаемой на кусочке дерева либо полированного камня и именуемой чурингой. Конкретно эти Позитивная магия, или колдовство 2 глава объекты символически выражают солидарность клана, и конкретно они внушают каждому представителю клана чувство подчиненности коллективу. Они представляют собой нечто вроде флага этого клана То событие, что тот либо другой образ тотемической фигуры становится эмблемой и определенным выражением одной и той же общей безличной силы, либо общего актуального принципа Позитивная магия, или колдовство 2 глава, Дюркгейм именует тотемическим принципом Нам такая сила показалась бы очень абстрактным понятием, но для австралийских туземцев она конкретна Религия, стало бьггь, растет из самой обществен­ной жизни. На различных примерах нам показывается, так ее функционирование поддерживается повторяющимися церемония­ми, во время которых члены клана впадают в состояние транса, типо Позитивная магия, или колдовство 2 глава помогающее им вернуть либо укрепить единство веры, в то время как по сути эти церемонии только символически выражают уже имеющееся соц единство.

К тому моменту, когда Дюркгейм принялся за написание «Эле­ментарных форм религиозной жизни», его взоры на происхожде­ние религии рке стопроцентно сформировались, о чем свидетельствует ряд его более Позитивная магия, или колдовство 2 глава ранешних статей. Тут у меня вызывает недоумение один факт. Его ранешние статьи вправду демонстрируют, что с этногра­фическими данными по австралийским туземцам он был полностью знаком, но от этих сведений не остается и следа в заключительных выводах «Элементарных форм-». На чем все-таки основаны его выводы? Навязывается предположение, что Позитивная магия, или колдовство 2 глава скудость контраста, наблю­даемая на австралийском материале, отдала ему возможность просто высказать теорию, которая заблаговременно сложилась у него в уме. Думаю, что это так Ван Геннеп отмечал, что Дюркгейм практически всюду отож- десгвляет «религиозное» с «социальным» (Van Gennep 1920, 49), а Малиновский сетовал, что у Дюркгейма «отличительные черты соц и религиозных явлений Позитивная магия, или колдовство 2 глава фактически совпадают» (Malinowski 1913, 425). Чтоб прояснить данные замечания, я дол­жен сказать несколько слов об общем подходе Дюркгейма к изуче­нию соц явлений.

Кратко (может быть, в чем либо обедняя целостную картину) этот подход заключается в последующем Человек рождается как жи­вотное, либо физический организм Его умственные способно­сти Позитивная магия, или колдовство 2 глава и нравственные свойства создаются обществом Более того, на их следует глядеть, фактически, как на общество, выраженное в данном индивидуме. Свойства, которыми общество наделяет индиви­да, характеризуются такими признаками, как «традиционность» (они передаются), «общезначимость» (характерны всем членам общест­ва) и «обязательность» (они сообщаются индивидуму независимо от его желания. — Пер.). Религия, а именно Позитивная магия, или колдовство 2 глава, обладает всеми этими при­знаками и потому может рассматриваться как один из качеств общества (Сейчас нам должно бьггь понятно, что если б Дюркгейм пришел к выводам другого нрава в собственной теории происхождения религии, то ему пришлось бы поновой пересмотреть всю свою социо­логическую позицию.) Точно так Позитивная магия, или колдовство 2 глава же мыслительные категории при­равниваются к одному из качеств общества На этот счет высказы­вался уже Голденвейзер3, который замечал, что у Дюркгейма «эти категории не то чтоб инсталлируются обществом, но представляют собой различные нюансы общества с самого начала Категория „род" берет свое происхождение в самой концепции „людская груп­па Позитивная магия, или колдовство 2 глава"; категория „время" разъясняется ритмом социальной жизни; категория „место" разъясняется местом, занимаемым социальной группой; а понятие первичной „силы" всходит к поня­тию о власти коллектива, которое также порождает и понятие „причинность". Понятие „тотальность" тут может иметь, безуслов­но, только соц происхождение Ведь только общество превос­ходит индивидума, покрывая собой все частности. Концепция „тоталь Позитивная магия, или колдовство 2 глава­ности" есть не что другое, как концепция „общества" в ее абстракт­ной форме. Общество — это то целое, которое покрывает собой всё, это наивысший класс, включающий в себя все другие классы» (Goldenweiser 1915, 732). Мировоззрение о том, что Дюркгейм в некой мере «овеществлял» общество, не один раз высказывалось и в даль Позитивная магия, или колдовство 2 глава­нейшем (нужно сказать, не без оснований). Вот почему Малиновский в его рецензии на «Элементарные формы™» замечал, что то общест­во, о котором Дюркгейм гласит как о существе, наделенном жела­ниями, целями и страстями, представляет собой «чистейшей воды метафизическую концепцию» (Malinowski 1913, 528).

Дюркгейм заявляет, что у нас все есть основания считать тотемизм Позитивная магия, или колдовство 2 глава религией Во-1-х, рассуждает он, тотемизм — парадокс «священно­го» нрава («священным», по его понятиям, было все, что охра­нялось и оговаривалось особыми предписаниями), а во-2-х, это парадокс религиозного нрава, так как он предполагает, что у социальной группы либо коллектива есть определенные верова­ния либо понятия, сопровождаемые рядом специфичных Позитивная магия, или колдовство 2 глава ритуальных действий. Что ж, если определять религию такими расплывчатыми аспектами, то тотемизм и по правде может сойти за религию. Дюркгейм, как следует, отталкивается от постулатов, которые с са­мого начала содержат те выводы, которые требуется обосновать. Но как бьггь с тем фактом, что с аспектами Дюркгейма многие по Позитивная магия, или колдовство 2 глава­просту не согласились бы? Тот же Фрэзер, к примеру, относил тоте­мизм к категории не религии, а магии (об этом свидетельствуют по последней мере его поздние сочинения). Шмидт4 писал по поводу «Элементарных форм_» Дюркгейма последующее: «Как можно было защищать религиозный нрав тотемизма и вообщем превозносить роль тотемизма до истока всех Позитивная магия, или колдовство 2 глава религий в то самое время, когда большая часть исследователей начинали все более и поболее определен­но опровергать наличие какой-нибудь связи меж тотемизмом и рели­гией?» (Schmidt 1931 [1912], 115). По данному вопросу высказывался и Голденвейзер: «Удовлетворившись той посылкой, что в тотемизме находятся все элементы, которые типо определяют религию как таковую Позитивная магия, или колдовство 2 глава, Дюркгейм докладывает нам, что тотемизм представляет собой самую раннюю форму религии, которая, будучи примитивной в общих чертах, все таки обнаруживает все главные нюансы разви­той религии. Это кульминационная точка в его непоследовательной аргументации, отталкивающейся, на самом деле дела, от его изначального определения религии Если б он направил Позитивная магия, или колдовство 2 глава подабающее внимание на эмо­циональный и личностный нюансы религии — те нюансы, которые соединяют обилие религиозного опьгга всех времен и народов в единое психологическое явление, — он бы не впал в такое откро­венное заблуждение и не стал бы находить корень религии в институ­те, который относительно не достаточно всераспространен и содержит мало религиозных Позитивная магия, или колдовство 2 глава ценностей как таких В данном отношении тотемизм нельзя ассоциировать ни с культом животных, ни с культом протцов, ни с язычеством, ни с фетишизмом, ни с какой-нибудь из форм поклонения объектам природы, будь то образы духов, призраков либо богов. Некие из этих форм религиозных верований распрост­ранены более обширно Позитивная магия, или колдовство 2 глава, чем тотемизм Они отличаются от тотемизма и тем, что не зависят от определенных форм социальной организации. Как следует, на их можно глядеть как на явления более при­митивного порядка» (Goldenweiser 1915, 725).


pozitivnoe-znachenie-umerennogo-stida.html
pozivnoj-more-istoriya-diversionnih-sluzhb-rossii.html
poznakomitsya-naimenovanie-razdela-programmi-tema-uroka-kol-vo-chasov-tip-uroka-elementi-soderzhaniya-trebovaniya.html