ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии


^ ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!»


Большой зев морского парома, в каком жд вагон казался игрушечным, открылся навстречу волнам.

Была полночь. Октябрь. Море штормило. Ветер свистел в циклопических распахнутых аппарелях парома. В блике корабельных фонарей, у обреза борта стояли ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии четыре. Трое в водолазных масках, гидрокостюмах, ластах, 4-ый — в обыкновенной спортивной куртке.

Люди — как будто крошечные гномы в пасти ужасного монстра. Судя по всему, 1-ые трое готовились прыгнуть за борт ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, в бушующее море.

Со стороны поглядеть — вершилось нечто странноватое. В ту ночь «роза ветров» обернулась к пловцам своими колючками. Воздух шел с берега в море. По всем проф канонам боевых пловцов эти трое были ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии безумцами либо напротив — безрассудно храбрыми людьми. Они собирались двинуться против ветра и против течения.

49

1-ый же закон боевых пловцов говорит: никогда — против ветра, никогда — против течения. Можно убить себя и ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии провалить операцию.

А что все-таки эти трое — они не страшились погибели и провала? Нет, они просто не задумывались об этом.

Паром шел из Одессы курсом на Варну. Капитан знал, что на его ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии борту есть не совершенно обыденные пассажиры. На всем пути движения судна дверь их каюты была заперта, жители ее никогда не показывались ни на палубе, ни в буфете.

Капитан много лет прогуливался ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии в море. Лицезрел его различным: и нежным, и сердитым, штормовым, как сейчас, и поэтому знал стоимость мужеству.

Но на его памяти такое происходило в первый раз.

Временами он условным сигналом стучал в ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии запертую дверь каюты, приносил пловцам поесть. А когда командир группы пловцов забеспокоился относительно штормового моря, он успокаивал его. Согласился даже уйти с фарватера, подойти поближе к берегу. И все же до берега ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, затерянного кое-где в ночи, оставалось практически 5 миль.

И вот сейчас трое пловцов и выпускающий стояли у борта парома. В назначенную минутку стихли винты мотора и осеннее море впитало троих смельчаков.

Еще мгновение ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии выпускающий лицезрел их крошечные фигуры на волне, но скоро они пропали в мгле. Защемило сердечко. Сейчас он рисковал не только лишь погонами, своей репутацией, но, случись что, и своей свободой.

Чем ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии рисковали его ребята? Сначала — жизнью.

Двое из их были очень сильными пловцами. Один, назовем его, например, Иваном, много поражал «водолазного доктора» разведцентра. По всем докторским тестам он выходил на уровень мастера спорта ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии интернационального класса. Хотя им никогда не был. А сердечко у Вани работало, как у чемпиона мира по конькам.

Другой — командир и фаворит группы, был необыкновенно вынослив и бесстрашен. 3-ий в плавательной ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии подготовке уступал, но на физическом уровне оказался крепким и сильным.

Итак, они шли против ветра и течения. Задачка — выйти в назначенную точку на варненском берегу. Только где она, эта точка, и где сберегал?

Ночь. Море ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии. Шторм. Связи с малеханькой группой не предполагалось. Береговую полосу выслеживали поднятые по тревоге пограничники.

50

Пловцы работали, работали, связанные одной веревкой. Иван тащил за собой сумку с их вещами. Время от времени ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии тройка останавливалась, отдыхала, пила воду. И вновь в дорогу. По всем расчетам пловцов один час работы — 3 километра.

Уже показался дальний сберегал. Вот-вот станет легче. Но на очередной остановке фаворит вдруг ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии увидел: сберегал не приближался, ветром и течением их уносит в море. Это узрели и другие члены группы.

Кто-то из их пошутил тогда: «Ребята, у вас есть турецкие паспорта?»

И вновь в ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии путь, миля за милей. В разведзадании, которое они разбирали по косточкам на базе, позже в каюте парома, было сказано: ориентир — десятиметровая мачта в прибрежном пионерлагере с зажженным сверху красноватым фонарем. Понизу ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, в створе — желтоватые фары машин.

Но вышел просчет, на дворе стоял октябрь, пионерлагерь закрылся и фонарь на мачте не горел. А желтоватые фары машин? Как их найти, если весь сберегал был в желтоватых ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии огнях. Но главное, сберегал, казалось, рядом. Но это «рядом» вылилось еще в полтора часа движения в штормовом море.

Когда же, вправду, до берега было рукою подать, метров 600—800, впереди показались буйки: рыбацкие сети. К ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии счастью, тревога оказалась неверной, сети уже убрали и пловцы приблизились к берегу.

Вышли на прибрежную полосу, вялость навалилась. Иван, на которого легла основная нагрузка, зацепился за камень и не сумел его преодолеть. Пришлось ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии помогать.

На берегу прямо на гидрокостюмы надели штаны, ветровки, залегли в камнях. Скоро узрели автомашину, затормозившую у моря. Фаворит включил свою радиостанцию и услышал позывные: «Море! Море!» Вызывали их. Через пару ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии минут они уже были в объятиях товарищей.

С момента выхода группы в море с борта парома прошло 5 часов.

Так завершились учения боевых пловцов подразделения «Вымпел». Это, конечно, были они.

Как и всякое ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии новое дело подготовка боевых пловцов пробивала для себя дорогу не просто. Нет, не так как в руководстве засели рутинеры, быстрее напротив, командование «Вымпела» содействовало творчеству, но сама подготовка — занятие очень драгоценное и юридически ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии ответственное.

51

Но какие бы трудности не вставали на пути бойцов спецподразделения, с течением времени пришло понимание: необходимы спецы, умеющие действовать в воде и под водой. Анализ учений разной направленности показал — «подводники ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии» нужны в 70 процентах случаев, в особенности если работа бойцов связана с атомными и гидро- станциями, промышленными объектами. Словом, везде, где в технологическом цикле есть вода, применимо мастерство боевых пловцов.

Следующая практика показала ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии корректность расчетов «вымпеловских» аналитиков: там, где протекала даже самая малая речушка, есть настоящая возможность проникания к объекту, не говоря уже о системе канализации, водопровода.

К счастью, в подразделении оказался энтузиаст подводного ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии плавания Юрий Подлесный.

Для начала, до того как опуститься под воду, он разобрал по винтику три акваланга, перечитал гору книжек о подводном плавании. Первой книгой, которая попалась ему в руки, была книжка Жака ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии Кусто.

Но все понимали: теория — только 1-ый шаг в освоении профессии боевого пловца.

Ведает сотрудник группы «Вымпел» Юрий Подлесный:

— Начало подготовки боевых пловцов в подразделении приходится на 1982 год. Мы вышли ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии с предложениями на управление и нам дали добро на аренду бассейна. Собрали деятельную группу. Начали работать с комплектом «один» — маска, ласты.

Сообразили, как держаться на воде, как верно нырять, чтоб были в порядке ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии уши. Как, к примеру, с глубины семь метров выплыть на поверхность, оставаясь при всем этом здоровым и боеспособным.

Позже стали мыслить об освоении акваланга. В бассейне «Дельфин» под водой снимаем акваланги и кладем ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии их на дно. Очевидно, аппарат нужно тоже правильно положить, чтоб не выходил воздух. И начинаем работу: 40 5 минут перебегаем от аппарата к аппарату не всплывая на поверхность, отрабатываем технику дыхания, другие приемы, например как ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии страховать друг дружку. Обычно, эти 40 5 минут никто не всплывал. Ну разве кроме тех случаев, когда ребята просто подшучивали друг над другом — перекрывали

52

кислород в баллонах. Последующий пока сообразит, откроет, нужно ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии всплывать. Но это тоже были очень полезные «шутки». Они учили действовать в экстремальных ситуациях.

Ну а тем, кто экстренно всплывал, в наказание приходилось выставлять пиво.

Обучались мы работать на носителях. А это означает, зарядка серебряно ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии-цинковых аккумов, продувка порошков для регенерации воздуха. И все своими силами, на открытом ветрам островке, при температуре плюс 30 градусов.

Может это покажется странноватым, но любой из нас совершал прыжки ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии с парашютом на воду. Десантировались с 200 метров, в полном снаряжении, в гидрокостюмах, с орудием, носителями.

Представьте для себя, на низкой высоте, над водой идет самолет, выбрасывает боевого пловца и тот уходит в воду, растворяется.

Повышенное ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии внимание уделялось стрелковой подготовке, как на воздухе, так и под водой. К тому времени в нашем распоряжении были подводные автоматы, пистолеты.

Не так давно я прочитал о их в открытой печати ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, а нас вооружили ими уже в 1987 году.

Изучали мы и подводный мир, повадки рыб, морских животных. Представьте для себя такого же известного всем «ската». Он вроде, когда лежит, прекрасный таковой и безопасный, а ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии шипы на 20 см. И раны наносит жгучие, незаживающие...

Таковы 1-ые шаги боевых пловцов группы «Вымпел». Но было надо двигаться далее. И вот здесь появились новые трудности. Обучение в бассейне ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии «Дельфин», где сначала занимались сотрудники группы, по многим суждениям не подходило суперсекретному подразделению. Даже под различного рода легендами.

Стало быть, предстояло, как и в горной подготовке, вырастить собственных инструкторов. А это, кстати говоря, происходит ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии не так стремительно. Одному из бойцов пришлось четыре года, по воскресеньям, за счет личного времени отдежурить на бортике бассейна, да еще приготовить детскую группу пловцов, до того как ему выдали «корочку ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии» инструктора-общественника.

Но, как оказывается позже, у военно-морских профессионалов эта «корочка» не очень и ценилась. Так что энтузиасты подготовки боевых пловцов «Вымпела» прошли, почитай, все,

53

что было тогда по их специальности в Русском ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии Союзе — и ДОСААФ, и морской спецназ, и севастопольскую школу водолазов, и даже брали уроки у вьетнамских ныряльщиков.

В процессе обучения и подготовки накопили нужный опыт, почти все поняли и сообразили. Сообразили, к ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии примеру, что такое физиология. Что ее не объедешь, не обманешь и не заменишь никаким упорством и тренировками. Что некие, на сто процентов здоровые ребята не могут стать боевыми пловцами ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии. К примеру, боязнь замкнутого места, которая проверялась только при выходе из торпедного аппарата — очень узенькой, 'неловкой трубы.

Так, в один из заездов группы бойцов «Вымпела» в город Очаков, где квартировала знаменитая часть морских ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии диверсантов из 20 человек, четыре не прошли торпедный аппарат.

Осторожней стали относиться к большим, накачанным ребятам. С ними неувязка в оперативном отношении: после выхода из воды их тяжело упрятать. Они не могут выйти ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии через торпедный аппарат — не пролезают.

Даже такая, на 1-ый взор, мелочь, как объем легких и то имеет значение. И очень большой объем, оказывается, совершенно не благо — резвее расходуется кислородный припас на единицу ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии пути.

Не все сотрудники могли совладать с очередной водолазной сложностью — в аварийной ситуации резвый спуск в воду.

Словом, шел естественный отбор. Из 100 20 человек, которые прошли подготовку «морских дьяволов», отобрали поначалу 16 пловцов, позже, в ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии процессе предстоящего отбора — всего 10. Но это были истинные «дьяволы», готовые выполнить всякую задачку.

«Вымпеловцы» пристально исследовали опыт морских пловцов Германии и Италии в период Величавой Российскей войны.

Так, в Италии 1-ые ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии боевые пловцы появились в 1935 году. В 1941 году итальянцы уже имели флотилию малых боевых средств и школу по подготовке пловцов.

После того, как в Александрийском порту было совершено нападение на английские линейные ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии корабли «Куин Элизабет» и «Вэлиент», подразделение морских диверсантов сделали и британцы.

Русский Альянс серьезно занялся подготовкой боевых пловцов исключительно в 1970 году, когда в системе Головного разве-

54

дывательного управления было сформировано особое диверсионное подразделение ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии.

По неким данным наши пловцы участвовали в «острых мероприятиях» в «горячих точках» планетки, а после подрыва теплоходов «Капитан Вислобоков» и «Капитан Чирков» занимались охраной судов в портах неких государств.

В 1989 году ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии у берегов Мальты лайнер «Максим Горький», на котором проходила встреча Генсека Компартии Русского Союза Миши Горбачева и Президента США Джорджа Буша, тоже охраняли русские боевые пловцы. И как лицезреем, очень удачно.

Кстати говоря, боевые ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии пловцы «Вымпела» проходили стажировку и на базе диверсионного подразделения ГРУ. Так что старались аккумулировать разный опыт — и собственный, доморощенный, и зарубежный.

В итоге аккумуляции этого опыта сделали вывод: профессионал-водник должен ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии уметь преодолеть 10 км с грузом в 50 кг.

Очевидно, эти результаты были существенно перекрыты. Примером тому учения, с которых я начал эту главу. Но более принципиальным было, пожалуй, не абсолютное расстояние и вес, а, сначала ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, моральная и психическая готовность посадиться в данной точке моря и выполнить задачку. Боевые пловцы «Вымпела» не страшились моря, работали без страховки с жесткой уверенностью в собственных силах.

Примером тому ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии бессчетные занятия и учения, в каких им приходилось участвовать. Тут и освобождение заложников в прибрежной полосе, и подрыв объектов в море, и десантирование из подводной лодки, и даже «захват» атомного ледокола.

Бывало получать ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии за выполнение, казалось бы, учебных задач и боевые заслуги. Так было во время учений на Каспии, когда группе боевых пловцов «Вымпела» поставили задачку по обеспечению посадки специального агента с аква акватории на ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии заданную местность.

Ах так об этом поведал один из участников учений:

— У нас по морским меркам были очень крутые мероприятия. Наша группа встречала корабль в течение 3-х дней в открытом море.

Стоял декабрь, Каспий ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии штормило, и начальство решило, что мы будем выходить на надувной лодке на 100 метров. Но

55

«стометровка» — это зона прибоя, там вал идет немыслимый. Пришлось настоять: выходим на 600 метров. А это уже ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии довольно далековато.

Задачка, нужно прямо сказать, архисложная. Выйти в море на лодке и повстречаться с кораблем, это все равно что состыковать галлактические спутники на орбите.

Управляющий учений гласит: «Ты дай мореплавателям координаты точки, где будешь ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии встречаться с кораблем». Ну я беру обыденную карту и докладываю. Вечерком управление меня чуть ли не материт: «Ты что нам отдал? Нужно взять морскую карту». Взяли. А у моряков, зависимо от масштаба ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии допускается погрешность в постановке точки «плюс-минус один миллиметр».

Только у нас 1 мм на карте — «сотке», например, равен 100 метрам, а у их — 1 миле. Ночкой, в штормовом море одна миля — циклопическое расстояние ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, друг дружку можно день находить — не отыщешь.

Стали мыслить, как быть. Изобрели метод: сконструировать створный символ — три фонаря один над другим, чтоб корабль мог выйти на эту линию. Но линия это еще ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии не все. Как вычислить саму точку? Решили понизу поставить еще два фонаря. Ну а здесь уже математика, вычислить точку собственного стояния не составляет труда.

Два денька дежурили в море — никого ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии.

На 3-ий денек время баражирования в данной точке завершилось, и мы с незапятанной совестью пошли к берегу. Море неистовствует, шторм больше 3 баллов, на сберегал не выйти.

Но кое-как совладали, вышли, сняли ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии гидрокостюмы. Володя Арбеков пошел снимать фонари и вдруг прибегает: «Там сигналы с корабля подают. Я ответил на пароль. Нас ждут».

Быстрее одеваться. А у нас комбезы блока НАТО, разовые, тоненькая резина. Их всего четыре штуки ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии закупили, сберегали пуще глаза. Но здесь уж некогда трястись над комбезами, срочно натянули и в море. Вперед, а волны выносят вспять.

Тогда мы на руках забрасываем лодку и за ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии ней вплавь, по очереди забираемся вовнутрь. Только выходим из полосы прибоя и вдруг резиновая уключина лопается, и весло вылетает. Одно есть, другого нет.

А катер тем временем начинает сносить ветром. Тогда и один из ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии ребят схватил весло и держал его руками заместо уключины.

56

Лодка залита водой, катер пропадает в волнах, и заместо намеченных 600 метров мы уходим в море на 2 километра.

Здесь еще, как назло, на катере ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии вышел из строя гидролокатор, вокруг мели, капитан поближе подойти опасается. Вот и пришлось грести, что было сил.

Хорошо, подошли, взяли агента, а я думаю, как при волне посадить его благополучно. Но вышло ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, практически как в кино. У берега ребята нырнули в воду, чтоб поддержать лодку, а ее резко кидает вперед, они отстают, но здесь я как мог держал ее. Словом, агент благополучно был десантирован ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии.

За эти учения группа пловцов «Вымпела» получила медали «За боевые заслуги». Дело, естественно, не только лишь в заслугах. Хоть, признаться, приятно их получать. Важнее другое — 5 лет подготовки (а учения проходили ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии в 1987 году) не прошли даром. Возросло мастерство, подразделение набирало силу.

К счастью, отделение боевых пловцов существует в «Вымпеле» и до сего времени. Есть в нем и ветераны, и молодежь. Когда чеченскими террористами в ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии Турции был захвачен паром «Аврасия» и Президент Рф Б. Н. Ельцин объявил о трехстах офицерах, готовых идти на штурм, он имел в виду конкретно «вымпеловцев». Правда, Президент несколько преувеличил число пловцов, но ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии факт остается фактом: «морские дьяволы» были готовы вылететь на место теракта.


^ КЛУБ «ТРИ СЕМЕРКИ»


Парашютная подготовка в спецподразделении является одной из главных. И не только лишь поэтому, что она всегда, вроде бы ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии лежала на поверхности, была обширно освоена в стране, да и поэтому, что без овладения ею нельзя решить главную задачку спецназа — доставку подразделения в куцее время в подходящую точку.

Кстати говоря, конкретно лазутчики ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии и диверсанты первыми в истории ощутили выгоду внедрения авиации для посадки в тыл противника собственных агентов, а потом диверсионных групп и подразделений. В том числе и способом парашютирования.

До Первой мировой войны, как понятно ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, боевая авиация применялась только для бомбометания и разведки с воздуха. И вот начавшаяся война явилась собственного рода катализатором ак-

57

тивного развития новых средств борьбы, не виданных доныне приемов боевых ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии действий.

Сейчас, с началом войны, самолеты, даже при всем несовершенстве их конструкций, совершают глубочайшие рейды в тыл противника, высаживают разведчиков и диверсантов.

Результаты рейдов оказались впечатляющими. Если ранее заброска британского агента в ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии тыл неприятеля через Голландию добивалась более 2-ух недель, то благодаря самолетному вылету он попадал в данный район через два часа. И ворачивался в случае фортуны через день-другой. Таким макаром, данные разведки оказывались на штабных ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии столах в фантастически недлинные сроки.

Это сообразили не только лишь британцы. Уже через несколько месяцев после начала Первой мировой войны Главное командование французских вооруженных сил потребовало от авиации добровольца, который мог ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии бы посадить в тылу у германцев лазутчика. Таким добровольцем оказался летчик-истребитель Пенсар.

Позднее заброска разведчиков и диверсантов по воздуху происходила довольно нередко. Французы окрестили операцию по посадке агентов либо ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии маленьких диверсионных групп, отрядов в тылу противника «специальной задачей». Этот термин сохранился и до наших дней.

Итак вот, подготовкой к выполнению «специальных задач» и занимались усиленно бойцы «Вымпела».

Прыгать с парашютом был ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии должен научиться каждый. Но в процессе обучения выделялись наилучшие. Из их числа и скомплектовали отделение «летчиков-парашютистов».

Почему «летчиков-парашютистов»? Да поэтому, что сначала 90-х «Вымпел» мастерски осваивал не только лишь парашют, да ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии и дельтаплан.

Сейчас ни у кого уже нет колебаний, что дельтаплан — очень действенное орудие спецназа. Аппарат способен доставить в всякую точку 2-ух человек — самого пилота и парашютиста. И если рокот самолета очень демаскирующее средство ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, то звук мотора дельтаплана на высоте в тыщу метров воспринимается как легкий стрекот, а на полутора тыщах вообщем не уловим для людского уха.

Ну и смотрится дельтаплан на таковой высоте быстрее как ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии летящая птица, ежели как летательный аппарат. Так что имеются все способности для укрытого, бесшумного выхода в

58

данный район и выброски десанта. А если к тому же оснастить диверсантов парашютами типа «планирующее крыло», фуррор ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии таковой операции полностью возможен.

Опыт учений на Калининской АЭС, где для заброски бойцов использовались дельтапланы и «парашюты-крыло», обосновал перспективность этого способа. А означает и корректность расчетов тех, кто ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии вел одновременное освоение дельтаплана и парашюта.

Ведает боец спецподразделения «Вымпел» Павел Пегов (фамилия изменена):

— Я пришел в подразделение в самом начале 1991 года. Бойцы уже издавна прыгали по армейской норме, по-моему, 5 прыжков в год. Выезжали ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии в Тулу и прыгали совместно с десантниками.

Позднее мы «завязались» на чеховский аэроклуб. Отдел у нас был дружный. В составе отдела и отделение «летчиков-парашютистов».

За базу взяли спортивную программку ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии парашютной подготовки, но подсократили ее.

Занимался с нами инструктор экстракласса Александр Александрович Парфенов — шестикратный фаворит мира по парашютному спорту, владелец многих рекордов.

Программку осваивали с опережением, уже на 2-ое лето пересели ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии на планирующую оболочку, начали обучаться ходить группами, работать на точность приземления.

В Чехове над нами подшучивали: мы таскали с собой на прыжки горное снаряжение — веревка, карабины, приспособления для спуска со построек. Ну и прыгали на ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии крыши домов, строений, ангаров.

Конечно, отрабатывали приемы приземления на лес, на воду. Обучались работать в непогодицу — в дождик, при ветре, в низкую облачность. Помню, парашюты укладывали на взлетной полосе. Хлещет дождик, купол ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии прямо в луже лежит.

Исходили из того, что завтра на боевом задании навряд ли кто станет разгонять тучи, заказывать светлую погоду.

Так было и с ветром. Понимали, что при ветре ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии скоростью 12—14 метров прыгать опасно, но мы ведь не спортсмены, не ради наслаждения либо спортивных достижений работали. А в бою не будешь в нормативы глядеть.

Вообщем вспоминаю на данный момент, как мы ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии работали, и оторопь берет. Порою и денек, и ночь. Под легендой некоего клуба «три

59

семерки», который придумали сами, летали с другими дельтапланеристами.

Аппараты у нас в ту пору были, пожалуй, наилучшие, и летать мы начали рано ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, на зорьке. Тихо, ветра нет, и часов до 7—8 налетаемся вволю, а в 9 уже готовимся к прыжкам с парашютом.

Работали в первую и во вторую смену, часов до 6—7 вечера. А вечером, после ужина ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, опять выкатываем свои дельтапланы — «кергуду», как мы их в шуточку называли. Часов в 10 заканчивали. Но отдохнуть тоже охото. А там как раз бар открыли, ну по водочке раз-другой закажем ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, глядь, за дискуссиями и светать начинает. Какой там сон. Ударим по кофейку и к ангарам, выкатываем аппараты и в небо...

Да, они обожали небо. А небо обожало их. Когда настало время обосновать свое ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии мастерство, «летчики-парашютисты» «Вымпела» творили воистину чудеса.

В процессе учений на Калининской атомной электростанции им была поставлена максимально точная задачка: выражаясь военным языком, совершить вертикальный охват ядерного реактора АЭС, которая, по легенде, оказалась ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии захваченной террористами.

Намедни местные инженеры ознакомили их со станцией. Лаконичный экскурс периодически походил на нечто очевидно не реальное, в особенности когда специалисты-ядерщики уточняли: «Вот здесь у нас, ребята, 30 тыщ вольт, а ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии тут — только 15 тысяч».

Для парашютистов «Вымпела» это означало — промахнись они, и боевые товарищи даже пепла не соберут для похоронной урны.

Но в спецназе дискуссировать приказ не принято, и поэтому ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии они задумывались, как выполнить его. Как обойти эти «30 тыщ вольт», эти поля проводов, гирлянды изоляторов...

Но вроде бы точно не было все просчитано, десантирование на крышу реактора АЭС — смертельно опасное дело.

Почти все вообщем нереально ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии просчитать, предугадать, ибо почти все не зависит ни от воли, ни даже от мужества парашютиста. К примеру, воздушные потоки на крыше реактора — одни, на земле — совершенно другие. Не считая того, сама крыша ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии ступенчатая. Одна такая «ступенечка» метра три-четыре высотой. Вот и промахнись, попробуй...

Словом, прыжок, который сделали трое бойцов «Вым- . пела» с борта дельтапланов и вертолета на крышу АЭС был сверхопасный и сверхсложный ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии. Но они его сделали и,

60

прикрывая друг дружку, просочились вовнутрь станции, чтоб внезапно стукнуть по террористам сверху.

...Учения завершились удачно. А небо стало еще поближе и роднее.


^ Ранец ОМЕЛЬЧЕНКО


«Кулибиным» «Вымпела ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии» генерал Юрий Иванович Дроздов именовал бойца подразделения Святослава Омельченко. И он вправду соответствовал этому высочайшему званию.

Но, чем больше я знакомился с сотрудниками «Вымпела», тем больше убеждался: «Кулибиных», другими словами людей любознательных, неравнодушных ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, ищущих, было много в подразделении.

С одной стороны, они все болели за дело, с другой — находить, мыслить, экспериментировать их заставляла жизнь.

Это американской «Дельте» просто выделили 90 тыщ баксов на строительство собственного ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии тира, который состоял из 4 построек, а каждое помещение оборудовалось сложной системой портативных и взаимозаменяемых целей. Цели были озвучены, имитировали террористов и заложников.

Ни о чем схожем «вымпеловцы» и грезить не могли. Помню ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, мне ведали, как возвратившись с Кубы после встреч с никарагуанцами, сотрудники подразделения решили переоборудовать тир.

Один из бойцов говорил: «Все делали своими руками, ну еще пару боец дали нам в помощь. Фанеры нет, средств ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии нет, подъемников нет.

Сами ездили, доставали, брали. Правда, начальство позже благодарность объявило.

Но принципиально что отделами стали ходить стрелять, обучаться...»

Что ж, думаю, это многим знакомо. Никто ничего не приносил на ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии блюдечке с голубой каемочкой, поэтому и рождались «кулибины». Была острая потребность в их.

Вообщем, человек, хоть единожды побывавший в турпоходе, осознает, сколь много необходимо в дороге. Иногда, от мелочи зависит удачный отдых. А ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии у бойца спецподразделения, который идет на отдых, как на войну, на боевое задание от мелочи зависит жизнь. Потому у их нет мелочей.

61

«Вымпел» со времени его сотворения снабжали тем, что было в ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии стране — в армии, в МВД, в КГБ. Были так именуемые «абалаковские» ранцы, ими и снабжали. Позже появились «Ермак», «Сенеж», но все это по сути оказалось малопригодным для долгих, напряженных переходов.

За ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии неимением наилучшего воспользовались и этим, но, как молвят, скрепя сердечком. Ведь для спецподразделения порою важны не только лишь минутки, да и секунды. Но попытайтесь из большого, туго набитого ранца в считанные минутки достать ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии нужную вещь. Да если она еще, по закону подлости, находится на самом деньке. Стало быть, придется разбирать весь ранец, а позже вновь собирать. Какие уж здесь секунды...

Боец «Вымпела» Святослав Омельченко собирал ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, разбирал... Делал это не раз и задумывался, задумывался. В следующем походе, на учениях просчитал, записал, размышляя, как удобнее расположить все бессчетное спецназовское хозяйство — от иголки до массивных банок армейской тушенки.

И ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии в конце концов, предложил идею так именуемого разгрузочного жилета. Надевался он через голову, перехватывался лямками: сзади — ранец, впереди — на груди и боках карманы.

На учениях в Златоусте сам создатель опробовал ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии свое изобретение. По лесам пришлось ходить много, и все удостоверились — Омельченко сделал нечто новое, наилучшее. Заказали два 10-ка жилетов.

Но учения проявили и минусы разгрузочного жилета. Сначала пути груз распределялся на груди ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии и спине, по способности, умеренно. Но продукты потреблялись, и нарушалась балансировка, жилет давил шейку, стеснял свободу действий.

Стало ясно: он подходящ, но только для короткосрочных действий.

К этому времени Омельченко выходит на Институт стали и ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии сплавов, на лабораторию, которой управляет Дмитрий Константинович Швайков. Все бронежилеты в «Альфе», «Вымпеле», в армии — мысль Швайкова и его подчиненных. Словом, теоретики и практик объединяют усилия.

Святослав оказался для ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии ученых находкой. Они знают, как скроить, сшить, а он — куда удобнее пришить, к какому месту.

В процессе работы с учеными Омельченко приходит к выводу: жилет не должен делать функцию ранца. Жилет — раздельно, ранец — раздельно.

62

Вправду ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, в походе важны три составляющие: боекомплект, одежка, питание. И если одежку и питание кое-как укладывали, то хранение и доставка «бэ-ка» была исконной неувязкой спецназовца.

В Афганистане нашивали ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии «лифчики», подсумки, чтоб как-то распихать патроны, гранаты.

Омельченко решил «растащить» боекомплект при помощи собственного фирменного жилета. Здесь для всего нашлось место — для автоматных магазинов, компаса, фляжки. Был собственный «карман» для радиостанции, бинокля. Обмыслен ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии даже откидывающийся карман на груди для карты, чтоб не тереть ее в кармашке либо за голенищем сапога.

По мере надобности к этому жилету можно было подстегнуть и бронированные пластинки. Совместное изделие ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии окрестили КБСН — комбинированный бронежилет специального предназначения.

Вышло замечательное изделие. Зависимо от грядущей задачки бронезащиту можно было снять либо надеть. Ну и защита различная — одно дело броневые пластинки, другое — легкий кевлар. В предвидении ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии того либо другого боя можно разнообразить. А ведь это вес. В пути, в дороге его понижение очень принципиально.

Комбинированный бронежилет был испытан в Афганистане и в Чечне, его с наслаждением надевают сотрудники. Прыгали ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии в нем и с парашютом — приземлился и уже защищен, готов к бою.

Когда КБСН очень загружен, Омельченко использовал особые лямки. Жилет забрасывался за спину, как ранец.

Кстати, о ранце. Омельченко ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии перевернул все представления о нем. Ведь со времени его изобретения раскрывался всякий ранец обычно — сверху. А это очень неловко, делает много проблем.

В один прекрасный момент на рыбалке Святослав задумался, а почему фактически ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии ранец должен раскрываться сверху. А если...

Он бросил удочку и стал вычерчивать схему на песке. Так родился принципно новый ранец.

Любопытно, что создавал его Омельченко исходя из жестких спецназовских требований. Какие ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии это требования?

Сначала скорость открытия ранца, удобство размещения груза. Это главное. Но ранец — это не только лишь резервуар для хранения товаров, вещей. Он при необходи-

63

мости должен стать плавсредством, приспособлением для отдыха.

А ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии если боец получил ранение, можно ли сделать из него

носилки?

На все эти вопросы Омельченко ответил своим изобретением.

Внедрение его ранца заносит собственный положительный вклад в дело усовершенствования боевой подготовки особенных подразделений ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии.

Представьте для себя — группа 2—3 человека. Один из бойцов к собственному ранцу пристегивает ранец товарища. Да, первому тяжелее, но 2-ой сотрудник на сто процентов боеспособен, свободен для маневра. И все благодаря специфичной конструкции ранца Омельченко ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии.

Создателем изобретения была разработана и уникальная навесная система. Она позволяет стремительно снимать ранец, регулировать нагрузку, переносить ее с пояса на плечи и напротив.

Что и гласить, жилет и ранец вышли отменные, да ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии вот жалко, так и остались они в опытнейших образчиках. Опытнейший эталон жилета находится в Институте стали и сплавов. Он так и не был запущен в создание. В прежние времена не успели, а сейчас ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии ответ прост — нет средств.

Такая же история и с уникальным ранцем. Правда, уникальные идеи Омельченко не залеживаются. Он то и дело некие свои «придумки» встречает на страничках журналов. Очевидно, под другими фамилиями ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии.

Что все-таки касается пуховых костюмов, здесь, к счастью, успели. Сами разработали фасон, вышли с предложением на фабрику и скоро «пуховики» были готовы. Главное новаторство, которое ввели «кулибины» «Вымпела» — штаны ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии на молнии. Они надеваются и снимаются без снятия обуви, за считанные секунды.

Есть в подразделении и своя, фирменная «вымпеловская» палатка. Персональная, на каждого.

Вообщем бойцы «Вымпела» старались в каждое дело внести ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии свою изобретательность. Взять хотя бы системы «ролглисс». Они сейчас известны в мире даже самым непосвященным. В сотках кинофильмов бойцы спецназа влетают с крыши в окна конкретно на этих навесных системах.

Первыми эту ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии систему освоили бойцы группы «А». Под их управлением потом осваивали мастерство владения «ролглиссами» и «вымпеловцы».

64

Но Омельченко не был бы Омельченко, если б не заинтересовался «ролглиссами», с которыми работают бойцы Дивизии внутренних войск имени ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии Дзержинского.

Сама система подвески у дзержинцев была проще. И все-же неважно какая система «ролглисс», закупленная за рубежом, имела много минусов.

Одно из более слабеньких мест — система освобождения от корзины, в какой ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии находится боец. В бою фуррор дела решают мгновения. Влетел в окно и сходу нужно действовать... Но не здесь то было, спецназовец прочно схвачен ремнями подвески. Нужно наклониться, подать на себя веревку и только ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии тогда снять ремни.

У Омельченко были свои предложения: ремни подвески вшиваются вовнутрь костюмчика. Это позволяет по мере надобности стремительно присоединиться к системе, освободиться от нее и действовать мгновенно.

Задумывались ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии «вымпеловцы» и над тем, как высвободить руку — ведь в сейчас действующих системах «ролглисс» одна рука занята фиксацией положения. А это делает огромные неудобства.

Уверен: если б сохранился «Вымпел» прежнего состава сейчас уже действовала бы ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии своя, улучшенная система «ролглисс». Она, вне сомнения, превосходила бы все забугорные аналоги. Но как досадно бы это не звучало...

Как гласили мне с горечью юные «пенсионеры» «Вымпела», как раз к десятилетию подразделения они ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии входили, выражаясь спортивным языком, в пик формы

И если Омельченко занес огромное количество предложений по совершенствованию спецназовской формы, бронежилета, ранца, палатки, системы «ролглисс», то Валерий Киселев работал с орудием.

Казалось бы, пистолет Макарова ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии известен хоть какому военному до винтика. Здесь уже не убавишь, не прибавишь, как сделал конструктор, так и будет. Ан, нет. Как гласил мне сам Киселев, «нельзя взять пистолет со ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии склада и делать с ним специальную боевую задачу».

Боец-спецназовец должен «обласкать» пистолет. Киселев занес 17 усовершенствований в пистолет Макарова.

Когда я услышал эту цифру — не поверил. Сам прослужил в армии четверть века, сотки раз держал ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии в руках ПМ, стрелял, разбирал. Какие усовершенствования, что там добавишь. Пистолет полностью совершенен. Тогда и при очередной встрече я произнес об этом Киселеву.

65

Он именовал мне некие из собственных «рацпредложений». Право же ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, они, на 1-ый взор, не заковыристы и довольно ординарны. Но это и есть та превосходный простота, которая превращает табельное орудие в обласканного хорошего друга и могучего заступника.

Еще одним ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии «кулибиным» «Вымпела» можно именовать Павла Кочкина, спеца по связи и радиоделу.

Это от него исходили, по сегодняшним, безденежным временам, фантастические, но такие нужные «Вымпелу» предложения сделать пуленепробиваемую каску со интегрированной вовнутрь радиостанцией ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, по типу тех, что производит для собственных спецподразделений Германия.

Либо сделать собственный топопривязчик. Представляете, в наших бескрайних лесах, в степях, в пустыне боец всегда знает, в какой точке он находится. Стало быть ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, знает, куда ему идти, как действовать. Бойцам спецподразделений нередко приходится действовать в зданиях, сооружениях. Порою строения эти громадны, многоэтажны, с огромным количеством помещений. А что если тяжелое ранение. В большенном здании такового раненого ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии отыскать сложнее, чем в степи либо в лесу. Как спасти человека?

Для этого у командира есть аппарат. Пока живой человек, передвигается, ведет войну — пылает одна лампочка, ранен — зажигается другая. И командир знает ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии, где находится его раненый, всегда может вовремя оказать помощь.

Кое-что из мыслей и предложений Кочкина ввести удалось. Почти все осталось только в мечтах. Жалко, естественно, что сейчас уже нет в перечнях спецподразделения «Вымпел ПОЗЫВНОЙ: «МОРЕ!» - История диверсионных служб россии» ни Святослава Омельченко, ни Валерия Киселева, ни Павла Кочкина.

Остается только надежда, что появятся новые «кулибины». Вот только когда это будет?



poznavatelnie-processi-pri-formirovanii-navikov.html
poznavatelnie-programma-rassmotrena-na-zasedanii-mo-uchitelej-nachalnih-klassov-protokol-ot-2011g.html
poznavatelnie-uchashiesya-nauchatsya-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-nachalnogo-obshego-obrazovaniya-soderzhit-tri.html