Практическая философия: проблема специфики нравственности

Мысль критики практического разума. В конце «Критики незапятнанного разума» Кант определяет именитые вопросы, очерчивающие сферу философии: что я могу знать? что я должен делать? на что я могу надежды? что такое человек? Если 1-ый вопрос стал предметом рассмотрения в «Критике незапятнанного разума», то 2-ой и 3-ий вопросы должны получить разрешение в «Критике Практическая философия: проблема специфики нравственности практического разума» (1788), в нравственной философии, либо этике Канта. Практическая философия обращается к исследованию разума в его практическом применении. «Здесь разум занимается основаниями определения воли, а воля – это способность либо создавать предметы, надлежащие представлениям, либо определять самое себя для произведения их…» (1, 4 (1), 326). Но Канта интересует не воля как способность желания, которая Практическая философия: проблема специфики нравственности обоснована эмпирически, предметами чувственного мира как объектами желания, а разумная воля, так как она определяется только сверхчувственным принципом разума. Подобно тому, как в «Критике незапятнанного разума» Кант поставил вопрос о способности априорных форм зания, тут он дискуссирует делему способности всеобщего, априорного закона нравственности. Другими словами, философ спрашивает: «Как Практическая философия: проблема специфики нравственности вероятна нравственность?», открывает специфику нравственного поступка.

Категорический императив. Кант делит практические правила на личные, либо максимы (они значимы только для воли данного субъекта), и конкретные, либо императивы* (они имеют силу для каждого разумного существа). Все императивы выражены через долженствование, другими словами они указывают, как надо поступать. В Практическая философия: проблема специфики нравственности свою очередь императивы повелевают либо гипотетически либо категорически. К гипотетичным, либо условным, императивам относятся, во-1-х, императивы умения, которые представляют поступок как средство заслуги цели. К примеру, «заготавливай дрова на зиму» (если хочешь, чтоб в доме было тепло). Это технически-практические правила, которые безразличны в нравственном отношении. Тут не дается нравственная Практическая философия: проблема специфики нравственности оценка цели – хороша и разумна ли она; за неисполнение этих правил нельзя спрашивать с совести индивидума. Во-2-х, к гипотетичным относятся императивы благоразумия, которые предписывают поступок как средство заслуги всеобщей цели людей – счастья. К примеру, «будь бережливым, чтоб в старости не вытерпеть нужду». Благоразумием Кант именует «умение выбирать средства Практическая философия: проблема специфики нравственности для собственного собственного наибольшего благополучия». Но понятие счастья очень неопределенно и может обернуться собственной противоположностью. Человек лицезреет свое счастье в богатстве, но в достижении этой цели он может столкнуться с обилием хлопот, завистью, соперничеством; другой желает долгой жизни, но она возможно окажется только долгим страданием. Эталон счастья Практическая философия: проблема специфики нравственности – это не эталон разума, а воображения, содержание этого эталона полностью эмпирическое, как следует, в этой сфере не может быть всеобщих правил. Задачка априорно найти, какой поступок мог бы способствовать счастью человека, неразрешима. Императивы благоразумия, строго говоря, быстрее, советы, чем законы.

Нравственный императив повелевает непременно, несмотря на цель, не содержит внутри Практическая философия: проблема специфики нравственности себя никакого условия, которым он был бы ограничен, а поэтому выступает как категорический императив, всеобщий нравственный закон. Он предписывает поступки, которые неплохи не для заслуги какой-нибудь цели, а сами по для себя, безотносительно к цели. Его универсальная формула такая: «…Поступай только согласно таковой максиме, руководствуясь которой ты в то же Практическая философия: проблема специфики нравственности время можешь пожелать, чтоб она стала всеобщим законом» (1, 4 (1), 260). Как указывает Э. Ю. Соловьев (16, 106 – 125), Кант предлагает «процедуру универсализации», мысленный опыт, в каком максима поступка индивидума становится всеобщим законом и обращается в этом качестве и на него тоже. Захотит ли индивидум жить в таком обществе, где максима его воли Практическая философия: проблема специфики нравственности стала законом? Каждый должен спросить себя, «какой мир, руководствуясь практическим разумом, он сделал бы, если б это было в его силах…» (1, 4 (2), 9 – 10). Определение нравственного закона чисто формально (он не содержит никаких эмпирических максим), но из него, согласно Канту, вытекают все виды нравственного долга. Максимы неких поступков нельзя без противоречия даже Практическая философия: проблема специфики нравственности мыслить в качестве всеобщих законов. К примеру: «нуждаясь в деньгах, я буду занимать средства и обещать их уплатить, хотя я знаю, что никогда не уплачу». Если б это «требование себялюбия» стало всеобщим законом, то и это обещание и его цель стали бы просто неосуществимыми, так как люди не Практическая философия: проблема специфики нравственности стали бы веровать схожим обещаниям. Стало быть, лжец разрушает человеческое общество, подрывая доверие как его самую важную базу. Другим примером максимы, перечеркивающей себя при строительстве в закон, является насилие над чужой волей, произвол в отношениях меж людьми. Кант подчеркивает, что аспект моральной оценки наших поступков только один: «чтобы человек Практическая философия: проблема специфики нравственности мог желать, чтоб максима его поступка стала всеобщим законом» (1, 4 (1), 262).

Главным понятием кантовской этики является, таким макаром, понятие автономии воли. Из произнесенного выше следует, что нравственная воля определяется только сама собой: нравственный человек «подчинен только собственному собственному и все же всеобщему законодательству и …он должен поступать, только сообразуясь со собственной своей волей Практическая философия: проблема специфики нравственности, устанавливающей, но, всеобщие законы согласно цели природы» (1, 4 (1), 274). Нравственный поступок всегда совершается только из почтения к категорическому императиву. Воля, которая ориентирована на эмпирические объекты и обоснована ими, является по Канту, гетерономной*. Кант отстаивает автономию нравственной воли в полемике с этическим натурализмом, который выводит нравственность из природы человека – из прирожденного рвения Практическая философия: проблема специфики нравственности людей к счастью. Но в данном случае мораль преобразуется в позицию разумного эгоизма, сводится к правилам благоразумия. Нравственный поступок становится средством ублажения эгоистических интересов. Нравственность – это «…долженствование, обращенное к человеку, а не естественно заложенное в нем рвение либо чувство» (17, 131); она не дана человеку от природы. «Естественный индивид» еще Практическая философия: проблема специфики нравственности должен «дорасти», возвыситься до нравственной личности в процессе воспитания. С другой стороны, и религиозная этика является гетерономной. Кант усматривает в религиозной морали «утонченное себялюбие»: нравственный поступок становится средством личного спасения, чистота нравственного мотива искажается, так как он содержит типичный расчет на небесное воздаяние. Таковой расчет не может быть предпосылкой нравственности. Нравственный Практическая философия: проблема специфики нравственности поступок совершается ради него самого, мораль не имеет других целей, не считая самой себя.

Понятие автономии нравственной воли становится ключом ко 2-ой формуле категорического императива. Основание гипотетичных императивов составляют относительные цели, связанные с чувственными побуждениями индивидума, с изменчивой способностью желания. Кант спрашивает, есть ли нечто такое, что обладает Практическая философия: проблема специфики нравственности абсолютной ценностью, выступает как цель сама по для себя? Все предметы изменчивых желаний индивидума владеют только относительной ценностью, имея значение средства, являются вещами. Абсолютной ценностью, не обусловленной никакими чувственными побуждениями, являются разумные существа, лица. Только человек, сам для себя предписывающий нравственный закон, имеющий всеобщее значение, поступающий из почтения к Практическая философия: проблема специфики нравственности нему (а не исходя из изменчивых желаний), может быть абсолютной самоцелью, обладает достоинством лица. В королевстве целей, согласно Канту, все имеет либо стоимость, либо достоинство. То, что имеет стоимость, может быть заменено чем-нибудь другим, некоторым эквивалентом. То, что не допускает таковой подмены, обладает достоинством. И конкретно Практическая философия: проблема специфики нравственности благодаря нравственности (которая самозаконна, автономна) человек выступает как цель сама по для себя. «Таким образом, только нравственность и население земли, так как оно к ней способно, владеют достоинством» (1, 4 (1), 274); автономия – основание плюсы человека. 2-ая формула категорического императива звучит последующим образом: «поступай так, чтоб ты всегда относился к населению земли и Практическая философия: проблема специфики нравственности в собственном лице, и в лице всякого другого также как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству» (1, 4 (1), 270). Таким макаром, категорический императив преобразуется в закон защиты людского плюсы. Обманное обещание, хоть какое покушение на чужую волю с этой точки зрения стают как разновидности использования личности другого Практическая философия: проблема специфики нравственности только как средства. «Во всем сотворенном все что угодно и зачем угодно может быть употреблено всего только как средство: только человек, а с ним каждое разумное существо есть цель сама по себе» (1, 4 (1), 414). Содержание категорического императива никак не тождественно старому «золотому правилу нравственности» («поступай с другим так, как ты Практическая философия: проблема специфики нравственности желал бы, чтоб поступали с тобой»), которое практически выступает, в терминологии Канта, обычно благоразумия и прячет в собственной подоплеке «утонченное себялюбие». Мысль автономии личности, как и мысль автономии морали, – завоевание Нового времени, и теснейшим образом связана с его правовым эталоном, с представлением о неотъемлемых правах и свободах личности Практическая философия: проблема специфики нравственности, которые должны быть юридически обеспечены. Как указывает Э. Соловьев, кантовский категорический императив подразумевает, что автономия личности является условием существования штатского общества и сама вероятна только там, где есть правовой порядок.

Постулаты практического разума. Этика Канта выступает как этика долга, и философ противопоставляет нравственный поступок, совершаемый единственно из почтения к категорическому Практическая философия: проблема специфики нравственности императиву, поступку, который обоснован чувственными мотивами, к примеру, рвением к счастью. Он вроде бы гласит человеку: «исполняй собственный долг, что бы из этого ни последовало», повторяя стоический девиз «действуй без надежды». В связи с этим Канта нередко упрекали в формализме и ригоризме* (к примеру, Ф. Энгельс считал категорический императив всего Практическая философия: проблема специфики нравственности только благим пожеланием, бессильным по отношению к реальному миру). В реальности практическая философия Канта выявляет предельные условия способности людского общества, способности самой человечности; отказ от их равносилен отказу от самой человечности. При всем этом философ отлично понимает расхождение требований нравственного закона с эмпирической реальностью, более того, противоположность долга и Практическая философия: проблема специфики нравственности склонности является типичным «нервом» его практической философии. «Человек, правда, не так свят, но население земли в его лице должно быть для него святым» (1, 4 (1), 414). Возможность нравственности и, более того, коренная особенность людского существования, заключается в свободе.

Автономная воля, сама для себя предписывающая закон, не находится в зависимости от «посторонних определяющих ее Практическая философия: проблема специфики нравственности причин», от естественной необходимости, как следует, она свободна. Кант отмечает, что понятие нравственности сводится в конечном счете к идее свободы, но нельзя обосновать реальность свободы, ее нужно представить, чтоб нравственность была вероятной. Необходимость такового догадки вытекает из последующих рассуждений. Кант основывается на различении мира явлений и мира вещей Практическая философия: проблема специфики нравственности самих по для себя, проведенном в «Критике незапятнанного разума». Мы должны допустить за явлениями еще нечто другое, что не есть явление и что лежит в его базе – вещь саму по для себя, хотя мы никогда не сможем приблизиться к вещам самим по для себя. Это различение имеет значение Практическая философия: проблема специфики нравственности и относительно самого человека: кроме собственного эмпирического нрава человек «необходимо должен признать еще нечто другое, лежащее в базе, а конкретно свое Я, каково оно может быть само по себе…» (1, 4 (1), 286). Человек, таким макаром, принадлежит к двум мирам – чувственному и умственному, «о котором он все же больше ничего не знает». В первом Практическая философия: проблема специфики нравственности мире он рассматривает себя как существо, подчиненное законам природы; тут каждый поступок как явление обоснован другими явлениями – желаниями и склонностями. Во 2-м, интеллигибельном мире человек рассматривает себя как существо, подчиненное законам, которые независимы от природы и основаны лишь на разуме. Означает, как существо интеллигибельное человек может мыслить себя свободным Практическая философия: проблема специфики нравственности, ведь свобода – не что другое, как независимость от обстоятельств чувственного мира. Тогда и вероятны деяния, «выпадающие» из цепи причинности, – нравственные поступки. Таким макаром, «мы лицезреем, что если мы мыслим себя свободными, то переносим себя в рассудочный мир в качестве его членов и познаем автономию воли вкупе с Практическая философия: проблема специфики нравственности ее следствием – моральностью…» (1, 4 (1), 287).

Итак, предположение свободы нужно для того, чтоб нравственность была вероятной. Это предположение является важным из 3-х постулатов практического разума – постулатов бессмертия души, свободы и бытия Божьего. Понятие свободы занимает центральное место в практической философии Канта. Свобода – условие способности нравственности, нравственной воли, полагающей закон самой для себя, и Практическая философия: проблема специфики нравственности в тоже время она является «исходным пт для …метафизики нравственной веры» (6, 129). В. Виндельбанд воспроизводит логику рассуждений Канта: практическое убеждение в абсолютной обязательности (всеобщности и необходимости – т. е. априорности) нравственного закона просит веры в свободу как условие его способности; в свою очередь вера в свободу – основание веры в действительность сверхчувственного Практическая философия: проблема специфики нравственности мира, мира вещей внутри себя (в мире явлений – мире опыта – свободы нет). Следует выделить, что эта аргументация – совсем не теоретическое подтверждение: действительность нравственности принуждает нас веровать в существование сверхчувственного мира вместе с миром чувственным. Кант снова указывает независимость практического разума от теоретического и первенство нравственного разума над научным. Идеи незапятнанного Практическая философия: проблема специфики нравственности разума (души и бытия Бога), теоретическая недоказуемость которых была продемонстрирована в «Критике незапятнанного разума», «возвращаются» в практической философии в качестве постулатов.

Постулаты практического разума – это не теоретические положения, а «предположения, нужные в практическом отношении»; они исходят из категорического императива, выступая как нужные условия выполнения этого всеобщего нравственного закона. Вера в Практическая философия: проблема специфики нравственности априорность категорического императива просит веры и в условия его воплощения; таковы, согласно Канту, свобода, вера в бессмертие души и бытие Божье. Если априорный нравственный закон дает человеку ответ на вопрос «что я должен делать?», то два последних постулата являются ответом на вопрос «на что я могу надежды?». При Практическая философия: проблема специфики нравственности помощи этих постулатов Кант стремится преодолеть противоположность естественных и нравственных стремлений человека, долга и счастья; соединить две стороны людской природы – чувственную и сверхчувственную, нравственную. Тут также происходит смягчение, казалось бы, бескомпромиссного ригоризма, требующего исполнять долг без надежды на счастье. Синтез обозначенных противоположностей Кант производит в понятии высшего блага: «…добродетель Практическая философия: проблема специфики нравственности и счастье совместно составляют все обладание высшим благом в одной личности, …составляют высшее благо вероятного мира…» (КПР, 367). Высшее благо соединяет добродетель как цель саму по для себя и счастье как объект возможности желания людей – «разумных конечных существ». Понятие высшего блага заключает внутри себя необходимость мыслить мир как Практическая философия: проблема специфики нравственности таковой, в каком «добродетель достойна счастья». Но в чувственно воспринимаемом мире высшее благо как полное соответствие воли с моральным законом (совершенство, которое можно именовать святостью) труднодоступно ни одному разумному существу. Но так как воплощение высшего блага – нужный объект нравственной воли, полное соответствие достижимо исключительно в прогрессе, уходящем в бесконечность. Возможность нескончаемого нравственного Практическая философия: проблема специфики нравственности прогресса принуждает представить нескончаемое существование личности, другими словами бессмертие души. Другими словами, высшее благо может быть только при допущении бессмертия души. Постулат бессмертия души дает человеку надежду на то, что его нравственные усилия не бесплодны и добродетель будет вознаграждена счастьем.

Но даже нескончаемый нравственный прогресс не Практическая философия: проблема специфики нравственности гарантирует гармонии добродетели и счастья. Такая гармония была бы осуществима в мире, где существует нравственный порядок, при котором выполнение долга в итоге с необходимостью ведет к счастью. Но этот нравственный миропорядок мыслим только при условии веры в его источник – высший божественный разум. Постулат бытия Божьего – это допущение высшей предпосылки Практическая философия: проблема специфики нравственности природы, которая отличается от самой природы. Эта высшая причина заключает внутри себя основание «полного соответствия меж счастьем и нравственностью». Как следует, высшее благо может быть при предположении бытия Божьего. Таким макаром, согласно Канту, высшие потребности человека – нравственные – диктуют необходимость веры в на теоретическом уровне недоказуемую (только вероятную) сверхчувственную суть Практическая философия: проблема специфики нравственности вещей. Но пред нами, по замечанию В. Виндельбанда, «моральная теология»: «…априорная вера практического разума обусловливает метафизику сверхчувственного, верхушкой которой служит мысль Бога» (6, 133).

Христианин Кант стремился укрепить веру при помощи моральных аргументов. Как мы лицезрели, по убеждению философа, религиозная вера не может быть предпосылкой и условием нравственного выбора. По замечанию Э Практическая философия: проблема специфики нравственности. Соловьева, Бог «…не может быть объектом расчета, некоторым ориентиром, по которому индивидум мог бы заблаговременно выверить свои поступки» (15, 179). Для принятия решения у человека есть единственный ориентир – «нравственный закон во мне», категорический императив. Вера в бессмертие души и бытие Божье открывают перед нравственной личностью сферу надежды, поддерживают ее рвение Практическая философия: проблема специфики нравственности поступать так, как если б наш поступок приближал воплощение нравственного миропорядка в эмпирическом мире. Моральный мир, который согласовался бы со свободой человека и нравственным законом, «…есть только мысль; но практическая мысль, которая вправду может и обязана иметь воздействие на чувственный мир, чтоб сделать его по способности адекватным идее» (КЧР Практическая философия: проблема специфики нравственности, 595). Но, отстаивая свободу как «сущностное измерение людского бытия», Кант сделал шаг к разрушению идеи непознаваемого Бога. Моральная теология далека от ортодоксальности: христианский Бог, абсолютное бытие, Творец и цель всего сущего в практической философии Канта становится мыслью, постулатом, другими словами допущением, хотя и совсем нужным, людского разума.

———

Философская система Канта не может Практическая философия: проблема специфики нравственности быть представлена как целое без третьей «критики» – «Критики возможности суждения». Разграничение сфер теоретического и практического разума привело к тому, что область природы и область свободы, королевство закономерностей и королевство целей оказались «полностью обособлены друг от друга глубочайшей пропастью», и меж ними «нет моста». В «Критике возможности суждения» Кант Практическая философия: проблема специфики нравственности находит метод преодоления этой пропасти, подчиняя королевство природы королевству свободы, а теоретический, научный разум – нравственному. Роль посредствующего звена меж ними он отводит возможности суждения, а поточнее, эстетической возможности суждения, эстетическому сознанию. Понятию цели, согласно Канту, нет места в научном мышлении, где центральную роль играет понятие причинности. Эстетическое суждение, принципом Практическая философия: проблема специфики нравственности которого является необходимость («гость из высшего мира целей», по словам В. Виндельбанда), позволяет преодолеть границы чисто научного рассмотрения природы. Эстетическое суждение ничего не дает для зания*, но оно позволяет рассматривать природу исходя из убеждений наших всеобщих и нужных потребностей, «подвести» природу под основное понятие королевства свободы – цель. Причастное к Практическая философия: проблема специфики нравственности сверхчувственному королевству целей, эстетическое сознание позволяет подчинить теоретический энтузиазм нравственному, науку – сфере смысла. Нравственная потребность просит мыслить мир как целесообразный, чтоб в нем был вероятен моральный человек – такое толкование мира и производит эстетическая способность суждения.

———

Значение критичной философии Канта в истории европейской мысли эпохально. В первый раз была предана критичному Практическая философия: проблема специфики нравственности пересмотру основная посылка всей европейской философии – тезис о тождестве мышления и бытия, сформулированный еще Парменидом и предполагающий, что бытие таково, каким оно раскрывается людскому мышлению. Метафизика субстанции должна была уступить место метафизике субъекта, метафизике свободы, которая отвела сверхчувственным сущностям роль регулятивов, норм людской деятельности, нареченных потом ценностями. Указав Практическая философия: проблема специфики нравственности границы научного разума, Кант отторг его всеобъятные притязания на практически божественное могущество, на разрешение важных заморочек людского существования. Он показал, что «наряду с теоретической правдой существует также правда этическая и правда эстетическая» (4, 116), которые, уходя корнями в фундаментальные потребности людского существования, сохраняют свое самостоятельное значение и образуют вкупе с научным Практическая философия: проблема специфики нравственности мышлением целостность людского духа. Разграничение теоретического и практического разума, обоснование автономии эстетического сознания сделало в предстоящем почву для самоопределения социально-гуманитарного познания.

Контрольные вопросы

1. Каковой план «Критики незапятнанного разума»?

2. Почему Кант именует собственный способ трансцендентальным?

3. Каково отношение Канта к эмпиризму и рационализму?

4. Каковы, согласно Канту, главные признаки научного познания?

5. Что такое априорные Практическая философия: проблема специфики нравственности синтетические суждения? Какую роль Кант отводит им в научном зании?

6. Раскройте смысл понятий «вещь сама по себе» и «явление». Почему Кант настолько резко разграничивает явления и вещи сами по для себя?

7. Каким образом Кант доказывает возможность арифметики и теоретического естествознания в качестве наук?

8. В чем заключается смысл Практическая философия: проблема специфики нравственности утверждения «рассудок предписывает законы природе»?

9. Назовите априорные идеи незапятнанного разума. Какую роль они играют в научном зании?

10. Может быть ли научное познание о свободе, бессмертии души и Боге?

11. Раскройте смысл именитых слов Канта «мне пришлось убрать познание, чтоб получить место для веры».

12. В чем состоит задачка «Критики практического разума»? Что Практическая философия: проблема специфики нравственности Кант соображает под практическим разумом?

13. Каким образом Кант открывает специфику нравственности? Сравните императивы умения, благоразумия и нравственности.

14. Что такое «категорический императив»? Приведите его главные формулы и раскройте их смысл.

15. В чем состоит смысл полемики Канта с натуралистической этикой и, с другой стороны, с религиозной этикой?

16. Совпадают ли по собственному Практическая философия: проблема специфики нравственности содержанию категорический императив и «золотое правило нравственности»?

17. Что такое автономия воли? Как связаны всеобщий нравственный закон, автономия воли и свобода?

18. Какую роль играет понятие свободы в практической философии Канта?

19. Справедливо ли упрекали этику Канта в формализме и ригоризме?

20. Что такое «постулаты практического разума»? Каково их место в этике Канта?

21. Каково Практическая философия: проблема специфики нравственности отношение моральной теологии Канта к христианству?

22. В чем состоит «коперниканский поворот», совершенный Кантом в европейской философии?


pr-v-universalnoj-kommunikacionnoj-sisteme.html
prablemi-razvccya-funkciyanavannya-suchasnaj-belaruskaj-termnalog-referat.html
pradzhapatya-prajapatya.html